ХОЧУ ЭФФЕКТИВНО ПРОДАТЬ
ХОЧУ ВЫГОДНО КУПИТЬ


О работниках. Взгляд работодателя.

Елена Маленкова | 25 мая 2016 | рубрика | Записки одного риэлтора | Комментариев нет »
Из жизни работодателя
Давным-давно, в конце девяностых, мы работали вдвоём с партнёром, то есть, кроме нас больше никого в нашей фирме не было, от слова «совсем». Мы сами вели бухучёт ( «упрощенки » тоже не было ещё), какое-никакое делопроизводство, сами же размещали объявления в местной газете, прозванивали собственников по объявлениям из этой же газеты, делали расклейку и ещё много чего в ту пору эффективного, и даже как-то умудрялись бегать на показы и совершать сделки.

Секретарь.

И вот однажды, в полном завале с текучкой, мы решили взять секретаря. Дали объявление в единственную, читаемую и любимую всеми,  газету. Зарплата, которую мы готовы были платить соискателю, была средняя по региону, и мы были уверены, что точно уж можем выбирать! На дворе стоял 99й, кризисный, постдефолтный.

Наверное, сегодняшние бизнесмены и бизнес-вумен представляют себе светлое просторное помещение в бизнес-центре, ряд mac(ов) или в крайнем случае, del(ов), хромированные лифты, панорамные окна на залитый солнцем город, стеклянные длинные столы и длинный хвост претенденток.
Ничего подобного у нас не было. Мы снимали небольшую комнатку в административном здании с совковым ремонтом, а вместо Mac у нас была тетрадка с «базой», мы называли её «мурзилкой» из-за её замурзанного вида.
Но у нас была офигительная офисная итальянская мебель, за которую в «жирные годы» мы отвалили целое состояние.
И вот, восседая за столом черного итальянского лака, мы принимали соискательниц.
Надо сказать, что кризис сильно потрепал ряды коммерсов, как нас тогда называли, потому что те, кто стоял в очередь к нам на собеседование, явно шли не нашу смешную зарплату,  и не к нам в обшарпанный офис.

Великолепные блондинки с ногами бесконечной длины и юбками а-ля макси-пояс, видимо, уволенные разорившимися ребятами в малиновых пиджаках. Шли серые мышки с руками, не знавшими маникюра, по которым безошибочно угадывалась профессия секретаря-машинистки, и женщины бальзаковского возраста, уволенные по сокращению штатов из научно-исследовательских институтов, давно забывших, что там такое исследуют, кроме бесконечного чая и растворимого кофе.

Юля.

Мы задавали одни и те же вопросы со скучающим видом, и когда уже почти совсем отчаялись, вошла ОНА.
Она была примерно нашего возраста, очень худенькая, и лицо её было бледным до прозрачности. На ней была растянутая, и явно, большая для неё, кофта, и туфли со сбитыми носками.
Мы уже были готовы сказать ей дежурное :»Спасибо, мы вам перезвоним», когда она достала из сумочки диплом физико-математического факультета и сказала: «Мне ОЧЕНЬ нужна эта работа. Я буду ночевать в офисе, я буду делать все, что вы скажете, мыть полы и ходить вам за обедом.»
Обескураженные, мы молчали. И она добавила: «Я не знаю, как это может вам пригодиться, но все равно скажу: у меня фотографическая память, и я могу перемножать и складывать 2х и 3х значные числа в уме».
Конечно, мы её взяли. Так в нашу фирму, в наш офис и в нашу жизнь вошла ЮЛЯ.

Она была уникальна. Ее обязанности выходили далеко за рамки секретарских, она совмещала несовместимое и состыковывала несостыковываемое и, как скульптор, лепила сделки. Ее нужно было оберегать, как хрустальный сосуд.
… В первый раз она сорвалась спустя 3 месяца. Просто не вышла на работу, хотя знала, что у нас завал. Городского телефона у неё не было, а по адресу поехать мы постеснялись — Юля жила с родителями.
Она вышла через неделю, как ни в чем не бывало, извинилась и сказала, что у неё заболела дочь. А мы даже не знали, что у неё есть ребёнок! Мы принялись корить себя  за  чёрствость и невнимательность, и все пошло, как и прежде.

Её хватало на 3, потом на 2, потом на месяц. Мы никогда не сталкивались с алкоголизмом, и я боролась, как могла. Я вытаскивала её полуживую из подвалов и ночлежек, окунала с головой в воду и хлестала по щекам. Спустя обычно 5-7 дней она приходила свежая, как после отпуска,  это было феноменально! И рьяно принималась за работу. Она работала, как сумасшедшая, и клятвенно обещала, что теперь-то точно в последний раз!
Потом она просто пропала. Также как и появилась, из ниоткуда. Последний раз я видела её перед самой войной, она располнела и цвела румянцем женщины, все время находящейся на улице, и, выпивающей, конечно. Она торговала цветами в киоске.

Девушка с университетским дипломом физмата, уникальными мозгами и необыкновенной внешностью.




Добавить комментарий

Страниц 1 из 11